Бузулукский бор

Мое знакомство с бором началось вдали от него — на… Бузулукском городском рынке. На длинных прилавках грудились крепыши-боровики, жирно блестели коричневые шляпки маслят, источали лесной аромат рыжики, грузди, подосиновики. Откуда они тут, в степном Заволжье?

Да из бора,— отвечали продавцы.— Этим летом густо идет гриб, только собирай не ленись.

buzuluk Бузулукский бор

Бузулукский бор, расположенный на стыке Оренбургской и Самарской областей, — единственный крупный массив высокорослого леса на огромном степном пространстве между Волгой и Тянь-Шанем. Шесть тысяч лет стоит он зеленым бастионом среди степей, скрепляя своими корнями сыпучие пески.

Краса и гордость бора — сосняки. В результате тысячелетнего естественного отбора бузулукская сосна обрела определенное своеобразие. Она отличается высокой засухоустойчивостью. Сравнительно небольшая плотная крона экономно расходует влагу, корневая система приспособлена к наилучшему использованию скудных водных ресурсов.

В этом лесу, занимающем 110 тысяч гектаров, есть удивительные массивы, где нога утопает в пышных травах, где стелются ковры черничника и брусничника, а местами на болотах встречается исконная северная ягода клюква. И над всем этим высятся медно-красные колонны вековых сосен.

В бору немало заповедных дубрав и липняков. На дальних лесных озерах и ручьях благоденствуют бобровые колонии, возникшие несколько десятилетий назад, когда зверьков привезли сюда из Воронежского заповедника. Отлично чувствует себя в бору и выхухоль — редкий крохотный зверек, ровесник мамонтов, как утверждают ученые. Бродят табунки пятнистых оленей — переселенцев с Дальнего Востока. Много косуль. Полвека назад в бору насчитывалось несколько десятков лосей, а теперь их более пятисот и они уже начинают досаждать лесоводам, портя молодые посадки сосны.

Бузулукский бор часто называют академией степного лесоводства. В начале 20 века тут работал выдающийся ученый Г. Ф. Морозов. Он организовал опытное лесничество, из которого впоследствии выросла Бровская лесная опытная станция. Труды ее сотрудников внесли немало нового в теорию и практику лесного дела, особенно в степное лесоразведение. Здешняя метеорологическая станция — одна из старейших в нашей стране. Интересны и поучительны результаты ее многолетних наблюдений.

В заволжской степи, утверждают здешние метеорологи, выпадает за год в среднем 319 миллиметров осадков, а в Бузулукском бору и в прилегающих к нему районах — до 486 миллиметров. Средняя скорость ветра в бору и его окрестностях вдвое меньше, чем в открытой степи.

Небольшой коллектив опытной станции ведет кропотливые исследования процессов лесовозобновления, поиски путей борьбы с болезнями растений, с лесными вредителями.

На десятках гектаров размещены «географические культуры» — сосна, лиственница, пихта, ель и другие хвойные деревья, выращиваемые из семян, которые собраны в лесах других природных зон Союза. Здесь ученые прослеживают процессы адаптации деревьев к степным условиям, отбирают виды, наиболее перспективные для здешних безлесных районов.

Ученые особенно упорно ищут способы борьбы с наиболее коварной и беспощадной болезнью — корневой губкой, уничтожающей молодые насаждения сосны, а также с подкорным клопом и другими врагами леса. Немедленного эффекта пока не достигнуто, да его и нельзя ожидать столь быстро: лесные процессы текут неторопливо, плоды исканий, трудов и забот лесоводов обычно пожинают их внуки и правнуки.

Однако и в наши дни видны некоторые практические результаты усилий ученых и работников опытно-производственного объединения «Бузулукский бор». Это прежде всего созданная здесь технология степного разведения сосны.

Вокруг районного центра Борского в Самарской области веками лежали пески. Они наступали на поля и строения. Совместным трудом ученых и производственников-лесоводов пески остановлены. Восемьсот гектаров бросовой, опустыненной земли занимают теперь посадки сосны, окружившие село зеленым поясом. Молодые сосняки закрепили пески в Акбулакском, Соль-Илецком и других южных, засушливых районах Оренбургской области. Массивы молодых сосняков зеленеют и в других местностях Оренбуржья. Посадочный материал для них выращен из семян Бузулукского бора.

…Почтительно стою перед великаном, обнесенным легким штакетником. Триста лет этому ветерану Бузулукского бора. Свидетелем скольких событий была эта сосна, сколько невзгод перенесла! Дерево уцелело в катастрофическом пожаре 1878 года, когда огонь уничтожил все живое на тридцати тысячах гектаров. (Кстати, потом система пожарной охраны Бузулукского бора была признана лучшей в стране.) Дерево перенесло губительные засухи, выстояло под ураганами, валившими лес на сотнях гектаров. Отразило нападения соснового шелкопряда и других вредителей. Его семена дали жизнь сотням гектаров лесной молоди.

На долю бора выпало немало всяких невзгод, но, пожалуй, самой тяжкой порой для него была середина двадцатого века, когда здесь свели тысячи гектаров вековых сосняков. От посадок, от систематического ухода за лесными культурами, от решения проблем лесоразведения в степных краях тогда перешли к массовым рубкам древесины, потому что планы производства промышленной продукции были увеличены лесхозу в пятнадцать раз!

Тогда же ворвалась в Бузулукский бор и грохочущая техника нефтеразведчиков. Они располосовали лесные массивы широкими просеками, вырубили под буровые просторные «окна». Двадцать тысяч гектаров бора было «охвачено» разведочным бурением. Когда в нескольких местах обнаружили нефтяные месторождения, естественно, возникли планы создания нефтепромыслов.

Над уникальным бором нависла угроза уничтожения. На защиту уникального массива поднялись все, кому дорога наша природа. Ветеран Бузулукского бора, его главный лесничий Николай Иванович Тёщин показывал мне пухлую папку, в которой были собраны газеты, журналы, докладные записки, коллективные письма. В этих материалах выражена тревога ученых, лесоводов, журналистов, общественных деятелей, всех радетелей зеленой жемчужины Заволжья за судьбу бора.

Их голос был услышан. Осенью 1977 года Бузулукский бор был отнесен к категории особо ценных лесных массивов. Здесь запрещены сплошные рубки, резко уменьшены задания по выпуску промышленной продукции, прекращены буровые работы.

Силы, внимание бузулукских лесоводов обращены были на восстановление былой мощи и красоты бора. Естественных многолетних сосняков, выросших без вмешательства людей, оставалось не очень много — тринадцать тысяч гектаров. Десятки тысяч гектаров занимали насаждения сосны на вырубках и гарях. Каждый год площадь «проплешин», пустырей в бору уменьшалась на тысячу с лишним гектаров, там дружно шли в рост молодые саженцы. Посадки опекали рабочие и специалисты четырнадцати лесничеств. Они вели санитарные рубки и рубки ухода, собирали семена с элитных деревьев, выращивали в питомниках посадочный материал. На главной усадьбе объединения в поселке при станции Колтубанка действовали производственные предприятия, в них перерабатывалась древесина, полученная от рубок ухода. Отсюда в районы Оренбуржья и в другие области уходили вагоны со столярными изделиями, штакетником, рейками для настила полов, хвойной мукой, жердями, кольями.

Чуду степного Заволжья суждена долгая жизнь. Его берегут и будут беречь все, кому дорога наша земля и милая русская природа.

А. Лалетин

Запись опубликована в рубрике Экология и защита природы. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*