Двойная мораль

Конечно, среди тех, кто загребущей дланью вытряхивает из тайного вентеря почти уже реликтовую стерлядку или скорострельно палит по стаду сайгаков, ослепленных фарами разбойного «козла», встречаются современные пещерные жители. В газетах читают они разве лишь уголовные происшествия, из киногероев помнят одного зайца, который «Ну, погоди!», а поговорку «Охота пуще неволи» трактуют только в прямом смысле: как браконьерство с последующей отсидкой.

Спросите у него, как, мол, ты, дитя природы, относишься к своей матушке, и он со всею первобытной откровенностью и прямотой прогудит:

— Чего с ей ни делай, ничего с ей не сделается!

stoki Двойная мораль

И все же такие дикорастущие особи не типичны для сегодняшнего среднестатистического облика природоедов. Питекантропная дремучесть бороды и нравов, живописное робинзоновское обмундирование и сплошная правовая невоспитанность — все это нынче, в век повальной радио- и телефикации, скорее колоритная экзотика, нежели устрашающая социологическая категория. Нынешний усмиритель природы — большей частью индивид просвещенный. Не менее нас с вами грамотный, он тоже следит за прессой и тоже в курсе новейших проблем. Он превосходно знает, что такое экология и как на сегодняшний день обстоит дело с контактами между человеком и природой; знает, что природа терпит от этих контактов изрядный ущерб, отчего в свою очередь терпит ущерб и сам человек. Иначе говоря, что, нанося вред природе, человек в конечном счете вредит самому себе.

Знает он также и многое другое. Ну, скажем, отчего бывает, эрозия почвы, что такое смог и какие виды животных вписываются в печальную Красную книгу. Может повторить назубок драматическую статистику безвозвратно исчезающих видов животных и растений. С удовольствием блеснет в подходящей компании этой своей осведомленностью.

И, однако же, оказавшись один на один с природой, сей просвещенный индивид почему-то начинает вести себя самым вандальским образом.

***

Пишет из далекого порта Ванино (Хабаровский край) Н. А. Мирошниченко: труба портовой котельной, что рядом с железнодорожным вокзалом, извергает клубы густого, едкого дыма, черной копотью оседающего на всё и вся, отчего дома, деревья, газоны и вообще окрестности приобретают устойчивый траурный оттенок; что же касается желдорпассажиров, выходящих из вокзала, то сказать, что для них эта копоть — как снег на голову, значит сделать ей незаслуженный комплимент… К письму приложена вырезка из местной газеты «Восход» со стихотворным фельетоном.

Осмелюсь предположить, что повинные в закопчении припортовой атмосферы давно и хорошо известны. Больше того, уверен, что известно также и почему «весь уголь в топках не сгорает», и даже — как с этой бедой совладать… Но, с другой стороны, можно понять и автора стихотворения, и редакцию: как-то неудобно поминать лишний раз руководителей порта, готовых в любое время произнести пылкую речь в защиту окружающей среды; ну, а что до конкретной трубы, так тут — в любое опять же время — немедля сыщутся, конечно, объективные причины: то ли руки не доходят, то ли средств не хватает, то ли специалистов… Вот так и идет все своим чередом — труба чадит, газета время от времени взывает к совести тех, «кто за котельную в ответе», а они — всей душой за чистый воздух. В общем и целом, разумеется…

Александр Вихрев

Запись опубликована в рубрике Экология и защита природы. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*