Путешествие в пустыню Сахару

Алжир… В нашем сознании название этой страны ассоциируется с теплым и ласковым Средиземным морем, лазурными своими волнами омывающим берега Северной Африки. Однако мало кто вспоминает, что большую часть территории этой одной из самых крупных по площади стран африканского континента занимает пустыня Сахара…

В самый разгар лета нам предстояло совершить длительную поездку к оазисам Сахары. Для этого на вездеходе «Тойота» мы должны были преодолеть без малого две с половиной тысячи километров.

Sahara Путешествие в пустыню Сахару

Ранним июльским утром мы выехали из столицы. Главный город Алжира красиво раскинулся на нескольких холмах, уступами естественного амфитеатра спускаясь к морю. «Белый город»,— как нередко именуют жители Эль-Джазаир, можно назвать городом контрастов: узкие улицы здесь соседствуют с широкими проспектами, а жилища бедняков, кое-как сбитые из листов картона и проржавленного железа,— со стеклянными небоскребами, в которых лифтами управляет небольшая ЭВМ. То же можно сказать и о стране в целом. Здесь рядом со старинной деревянной сохой на поле работает ультрасовременный трактор с кондиционером в кабине, а возле гигантского промышленного комплекса, ни в чем не уступающего предприятиям индустриальных стран Европы, можно увидеть маленькую кустарную мастерскую, где изготовляют глиняную утварь.

Вырвавшись из тесноты города на равнину, берем курс на юго-запад, к перевалу через Атласский хребет, за которым почти сразу начинается Сахара. Равнина — это узкая полоска шириной 100—150 километров, тянущаяся вдоль побережья. Здесь, в наиболее населенной части Алжира, размещается основная житница республики, а вдоль моря тянутся песчаные пляжи с фешенебельными отелями, успешно конкурирующими в борьбе за туристов с курортными городами Франции и Италии.

Все круче и выше становятся горы. Вот промелькнул город Блида, возле которого, как утверждал французский писатель Альфонс Додэ, охотился на львов легендарный персонаж его книги — Тартарен из Тараскона. За городом начинается подъем на перевал. Узкая асфальтовая полоска дороги отделена от пропасти небольшим парапетом. Наш шофер Салим останавливает машину: на парапете сидит обезьянка и, протянув сморщенную ручку, выпрашивает у проезжающих лакомства. Здесь, неподалеку в горах, расположен «Рюиссо дэ сэнж» — обезьяний заповедник, где животные содержатся на воле.

Но вот перевал остался позади. Температура в кабине поднялась до 40 градусов. Постепенно меняется пейзаж. Степной ландшафт предгорий уступает место каменистой равнине с песчаными бугорками. Потом бугорки эти превращаются в длинные песчаные языки. А вот и первый бархан, за ним — второй, третий. Мы едем уже по Сахаре…

Сделали короткую остановку возле «кеймы» — жилища туарегов. Туареги — коренные жители Сахары. Из года в год кочуют они по пустыне вместе со стадами баранов и верблюдов — главным их богатством и источником пропитания. Жилища свои кочевники разбивают обязательно возле колодца прямо в пустыне, в естественной выемке, натягивая над нею войлочный шатер. Затем дно выемки застилается шкурами — и кейма готова.

Увидев, что к шатру приближается машина, глава семьи вышел из кеймы и сделал нам знак остановиться, выстрелив при этом из ружья в воздух, видимо, для придания убедительности своему приглашению.

Нам повезло. Оказалось, что шофер Салим знаком с этим человеком. Завязалась беседа, во время которой разговор шел в основном о здоровье хозяина и членов его многочисленной семьи, о том, как плодится стадо, скоро ли семья перекочует на новое место. Спустя некоторое время старший сын принес на подносе маленькие чашечки с кофе. Напиток был сварен, как оказалось… в раскаленном от солнца песке!

…Наша «тойота» вновь пожирает километры дороги. Гудронированная лента нестерпимо блестит на солнце. Глаза воспалены, несмотря на темные очки. Мы в дороге уже больше восьми часов. Салим говорит, что скоро будет Гардая — первый город так называемого Большого кольца оазисов Сахары.

Большое кольцо — это цепь разбросанных в сердце пустыни и выходящих на поверхность источников воды. Именно возле них и возникли в свое время разной величины поселения. Северная часть страны находится в зоне, где накапливаются воды, стекающие с Атласских гор. По различным гипотезам на месте Великой пустыни некогда даже простиралась саванна с субтропической растительностью. На дошедших до нас фресках Тассили изображены картины охоты на слонов, львов и… бегемотов. А последний крокодил, как отмечала алжирская печать, был убит неподалеку от оазиса Адрар лет десять тому назад.

…Гардая возникает неожиданно. Шоссе бежит среди каменистых холмов, похожих на пирамиды с обрезанными верхушками. Холмы эти именуются «реги» и они покрыты щебнем горных пород, растрескавшихся от резкой смены температур (днем воздух в пустыне нагревается до 70 и более градусов, а ночью ртутный столбик падает до 15—20 градусов по Цельсию). Дорога делает поворот и… дух захватывает от прямо-таки сказочного пейзажа: по другую сторону ущелья, словно соты в улье, тесно прилепились к склону горы домики оазиса. Стены их и крыши, выложенные разноцветными керамическими плитками, весело и ярко блестят на солнце подобно гигантскому мозаичному панно. Картина настолько четкая, краски такие чистые, что невольно ловишь себя на мысли о нереальности увиденного. Кажется, что это декорация к сказкам «Тысячи и одной ночи», построенная под лохматыми шапками и среди стволов пальм.

Но вернемся к нашей поездке.

…Давно исчез за горизонтом Гардая. И снова перед нами величественные пейзажи пустыни. То и дело встречаем гигантских варанов, словно полутораметровые коряги застывших на гребне бархана, фенеков — небольших зверьков, напоминающих лисят, но с очень большими ушами,— прыскающих прочь от дороги, вспугнутых шумом мотора. И повсюду песок — на зубах, в ушах, в глазах.

И вдруг среди этого однообразия мелькает нечто совершенно не вяжущееся с окружающим пейзажем. В колышущемся мареве блестит… гладь озера.

Но это не мираж. Это — оазис…

Засыпает Эль-Голеа — зеленый островок Сахары… Заканчивается день. Кроваво-красное закатное солнце подергивается легкой дымкой, высвечивая контуры домов, и, полоснув предзакатным лучем по глади озера, проваливается за горизонт. Мгновенно падает на землю чернильно-черная ночь.

…Вспоминая поездку, оценивая увиденное, невольно приходишь к заключению: как все-таки много сумел человек сделать на земле, как много сумел применить для своей пользы бесценных даров ее природы и как мало он бережет богатства планеты. В странах Африки лишь сравнительно недавно стали разрабатывать принципы более хозяйского отношения к природным ресурсам, предпринимать меры для их возобновления, создавать природные заповедники. И первыми на континенте по-государственному к этим вопросам стали подходить молодые развивающиеся государства, и среди них — Алжир.

Запись опубликована в рубрике Статьи о природе. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*